Жизнь за три окунька или как спасатели рыбаков из-подо льда ловят

08:11 • 21 Марта 2015

Жизнь за три окунька или как спасатели рыбаков из-подо льда ловят Фото: Максим Григорьев

Каждый год на водоемах Москвы и Подмосковья тонут люди. Рыбаки, купающиеся, любопытные дети, нетрезвые взрослые. И одно из самых опасных в этом плане мест - Рублевский затон. В прошлом году в его водах погибли 3 человека. Но 31 был спасен. Это заслуга спасателей с поисково-спасательной станции МЧС «Рублево».

«Лед здесь сейчас 40 сантиметров, - вытаскивает линейку из лунки спасатель-водолаз старшей дежурной смены ПСС «Рублево» Владимир Киселев. - Пока это не опасно. Опасный уровень, вдвое меньше».

Мы с Киселевым стоим на льду посреди рыбаков. Их человек двадцать. Они почти не обращают на нас внимания - у них тут лещ «стоит». Вокруг в изобилии насверлены лунки. Лед холмиками искрится вокруг них.

- У вас есть с собой спасательные средства какие-нибудь? - спрашивает спасатель у одного из рыбаков.

- Н-нет, - нехотя отвечает тот.

- Вот возьмите мой телефон, - Киселев протягивает рыбаку бумажку с написанным номером. - И в случае чего звоните. И не бойтесь, ответственности, если провалитесь вы или ваши товарищи, никакой не будет. Подумайте о жизни.

Рыбак убирает визитку за пазуху, не поднимая глаз от лунки. Он знает Киселева - тот не раз гонял его со льда. Но сейчас с их братом можно только говорить, следить за ними, но прогонять со льда пока нельзя.

- Каждый день лед тает на сантиметр, - рассказывает Владимир Николаевич, уже сидя в катере на воздушной подушке. - Пока безопасно. Но. Посмотрите, как они сидят: большой группой на небольшом пространстве, вокруг места, где стоит рыба. Прочность льда небольшая из-за этого, он прогибается под ними как линза. Потом ломается по периметру, не под человеком. А уже потом дробится…

Мы выезжаем на катере из карьеров в акваторию Москва-реки. Рядом с Красногорском весь лед в промоинах. Он настолько тонкий, что ходит волнами. Как будто не твердый, а жидкий. Даже сидя внутри надежного «Хивуса», от этого зрелища становится не по себе. К счастью, никто здесь сейчас не ходит. Но, по словам Киселева, рабочие постоянно перебегают здесь реку со стройки в магазин. Их не останавливает ни предупреждающие щиты по берегам, ни тот факт, что буквально рядом мост.

- Нам кафе добавляют головной боли, - не отрываясь от руля продолжает Киселев. - Их тут четыре по берегам. Плюс дачи. Я когда патрулирую летом, если вижу где дым от шашлыков, сразу мысленно ставлю на этом месте галочку и присматриваю, чтобы пьяных героев не было.

Так мы объезжаем всю зону ответственности станции. Спасатель насчитал около 50 подопечных. Все на относительно безопасном льду.

Между делом Владимир Николаевич признается, что сам страстный рыбак. Но не такой как большинство из них - не безрассудный. Что бывает с последними, он знает лучше других.

- В прошлом году, в марте, семь человек провалились, - вспоминает Киселев. - Я шестерых смог спасти. Один замерз и утонул. Потом когда мы его ящик открыли,  там - три вот таких окунька (показывает 10 см на пальцах). Вот она цена жизни: три окунька.

Максим Григорьев

Жизнь за три окунька или как спасатели рыбаков из-подо льда ловят