Аварии, которых могло не быть

19 Февраля 2020

Аварии, которых могло не быть Фото: Из архива редакции

            В истории выработки электроэнергии на российских ТЭС немало черных дней. Каждая из аварий несла с собой череду негативных последствий: от отключения отопления и электричества до трагедий, уносящих человеческие жизни.

            Первая теплоэлектростанция в нашей стране (ГРЭС-3, ордена Трудового Красного Знамени, имени инженера Р.Э. Классона) была запущена в эксплуатацию более ста лет назад, в 1914 г.  И до сих пор объекты такого типа остаются лидерами по производству электроэнергии и тепла в России. 

Говоря о топливной структуре теплоэлектрогенерации, следует отметить, что первые энергетические комплексы базировались на торфяном ресурсе. Сейчас все изменилось, появились новые возможности, загрузка оборудования и т.п. Выработка электроэнергии на ТЭС у нас составляет  68 %, на ГЭС – 15 %, на АЭС – 17 %. По данным АО «СО ЕЭС», в России насчитывается 358 тепловых электростанций мощностью более 25 МВт. Их общая установленная мощность – 158,6 ГВт.

           Понятно, что во все времена роль электроэнергетики в обеспечении национальной безопасности нашей страны была чрезвычайно велика. В связи с этим законодательной и исполнительной властью разработана широкая нормативно-правовая база в области обеспечения устойчивого функционирования объектов энергетического комплекса.

           Трудно переоценить потери хозяйствующих субъектов при подсчете убытков вследствие прекращения энергоснабжения и остановки производства на предприятиях тяжелой промышленности, машиностроения, оборонного комплекса, производства строительных материалов и т.д. Лишь некоторые градообразующие предприятия, имея свои резервные генераторы, способны обеспечивать беспрерывность производственного процесса в случае прекращения работоспособности теплоэлектроцентралей.       

       Но гораздо ужаснее, если в результате аварии на объекте энергетики колоссальные убытки несут все органы госуправления, в итоге падает уровень доверия населения к властям.

       Самой страшной в энергосистеме России этого века стала, пожалуй, авария на подстанции Чагино в Подмосковье. Началось все вечером 23 мая 2005 г. с возгорания одного из шести трансформаторов. Его своевременно ликвидировали, а питание энергопотребителей было выведено на оставшиеся пять трансформаторов. Однако 24 мая загорелись сразу четыре трансформатора, что послужило началу энергоколлапса.  Поскольку один, пятый, не осиливал нагрузку, был отключен Московский нефтеперерабатывающий завод в Капотне. Что привело к выбросу в атмосферу фенола.

        А утром 25 мая разрушился последний трансформатор, что нарушило работу всего энергетического комплекса Москвы и ее взаимодействующих частей с энергосистемой европейской части России. Каскад аварийных отключений привел к остановке Московского метрополитена с десятками тысяч пассажиров, парализации железнодорожного сообщения, прекращению работы множества коммерческих и государственных организаций.

Ущерб составил около 180 млн долларов. Москва оценила свои убытки в 1,7 млрд рублей, Московская область – в 504 млн, а Тульская – в 437 млн. Колоссальные потери понесли многие отрасли экономики. АО РЖД, например, заявило об ущербе в 650 млн рублей.

         Рассматривая причины аварий, отметим, что  90 % из них стали следствием отказов в работе оборудования и сопровождались пожаром, а остальные 10 % приходятся на повреждения конструкций ТЭС.

Наиболее аварийным блоком, исходя из анализа имеющихся данных, являются машинные отделения станций – они занимают 72 % аварий, на перепады давления в котельных приходится 23 %, а на сооружения кабельных туннелей – 5 %.

        Говоря о причинах возникновения пожаров на ТЭС, отметим, что в большей степени они связаны с нарушениями целостности систем смазки и регулирования турбоагрегатов, содержащих масло. К материалам горючим и взрывоопасным на объектах энергетики, в первую очередь, относится уголь – самое распространенное топливо в мире. Угольная пыль становится основной причиной взрывов. Используются также пропан и природный газ, которые служат пусковым и заменяющим пусковое топливом.

        Следует подчеркнуть, что несмотря на все принимаемые меры и огромную важность обеспечения безопасности и устойчивости работы объектов энергетического комплекса, довольно часто причиной возникновения нештатных ситуаций и аварий на них является несоблюдение существующего законодательства и банальные системные ошибки, допускаемые должностными лицами и специалистами при проектировании опасных производственных объектов или при разработке всевозможных планов действий, деклараций безопасности.

       Это подтвердили многочисленные проверки таких объектов. Например, выяснилось, что требования нормативно-правовых документов по размещению производств и их персонала на территории объекта, который может оказаться в зоне поражения при возникновении ЧС, фактически не выполняются.

       Также на большинстве объектов вообще не разработаны мероприятия, направленные на снижение риска и смягчение последствий возможных ЧС. В ряде деклараций промышленной безопасности предприятий причины и факторы, приводящие к возникновению и развитию аварий, указывались без учета специфики технологического процесса. А в отдельных случаях не приведена оценка зон индивидуального риска, отсутствуют диаграммы социального риска и сведения о прогнозируемом ущербе окружающей среде.

Распространенной ошибкой при выборе мероприятий и разработке плана действий в ЧС является также оценка риска аварий, выполненная в упрощенном виде, когда приводятся только сведения об их вероятности и возможном количестве пострадавших.

       Часто на технических решениях по защите персонала, населения, технологического оборудования, зданий и сооружений при возможной ЧС на ряде предприятиях сказывается нестабильность финансирования, следовательно, решения реализуются не в полной мере.

Аварии на объектах ТЭК в XXIв.

октябрь 2002 г.

Разрушение ротора генератора турбоагрегата № 3 из-за того, что своевременно не провели ремонт, привело к крупной аварии на ГРЭС-4 в подмосковной Кашире. Только для устранения аварии предприятию понадобилось около 1 млрд рублей.

июнь 2011 г.

Взрыв газа на ГРЭС-1 в Сургуте Ханты-Мансийской АО унес жизни 5 человек, 12 были госпитализированы. Инфраструктура АО не пострадала благодаря тому, что ЧП произошло во время ремонта газорегуляторного пункта.

декабрь 2012 г.

Режим ЧС был объявлен из-за выхода из строя котла на Хову-Аксынской ТЭЦ (Тува). Население поселка (3,7 тыс. человек) было эвакуировано. Ущерб на восстановление инфраструктуры превысил 48 млн рублей.

декабрь 2015 г.

На территории Северомуйска (Бурятия) в результате выхода из строя центральной котельной ГРЭС без отопления остались 263 жилых дома и 5 социально значимых объектов. Причиной стал ряд нарушений мероприятий отопительного сезона.

январь 2017 г.

В подмосковном Красногорске после аварии на городской котельной без тепла остались 84 многоквартирных дома, в которых проживали около 12 тыс. человек. Восстановление снабжения осложнялось заморозкой воды в трубах теплотрассы. 

Дмитрий Дроздецкий, магистрант Академии гражданской защиты МЧС России